14 апреля 1973 года – эту дату я запомнил на всю жизнь.

Школа №36, в которую направил меня Рыжиков, была расположена в старом Кишиневе, на Пушкинской горке.

Именно здесь находился и музей поэта – домик, в котором Пушкин жил, будучи в Кишиневе в ссылке. Старожилы еще помнили находившийся по соседству знаменитый Ильинский рынок, который был ликвидирован незадолго до описываемых событий.

Символом времени выглядели три радиоретрансляционные вышки, которые возвышались над кривыми улочками этого далеко не самого комфортабельного района Кишинева. Они не служили тому, чтобы радовать радиослушателей интересными передачами. Это были «глушилки», которые были призваны дать нашим гражданам возможность спокойно пребывать за «железным занавесом» ничего не узнавая при этом из «вражеских передач», например, не иметь представления о том, как на Западе развиваются те же бальные танцы. Сейчас, когда американская радиостанция «Свобода» ретранслируется едва ли не по городской сети, их полуразрушенные остовы все еще напоминают о тех временах и тогдашних запретах.

Но главной особенностью здешних мест была их предрасположенность к криминальным разборкам, как написали бы в сегодняшних газетах. Большинство уличных правонарушений – ограблений, драк – происходило именно здесь. Появляться здесь после захода солнца было настоящим безумием. Виновниками подобных неприятных происшествий в этой округе были, в основном, подростки. Среди них были ученики той самой школы, в которой мне предстояло теперь работать!

Конечно, будущие занятия не могли заканчиваться всегда в светлое время суток. Забегая вперед, скажу, что некоторое время я даже жил в квартире при школе. Получается, что даже был смелый поступок с моей стороны – обосноваться в этом месте с такой дурной славой.

Но тогда я совершенно не думал об этом. Поручение Рыжикова радовало меня: предстояла очень интересная и, главное, самостоятельная работа. Помнится, я все же заблудился в этом хитросплетенье переулков, ведь человеку, который родился не в Кишиневе, более привычна удобная и понятная планировка центральных улиц города. Впрочем, где находится школа, самое большое здание в округе, знал каждый. Язык, как говорится, «до Киева доведет», и скоро я предстал перед директором школы Тамарой Васильевной Гирник.

Это была молодая – на вид лет тридцати пяти – красивая женщина с черными живыми глазами. Да, тогда Тамара Гирник встретила меня очень радушно. И танцевальный кружок, как тогда называли в школах подобные секции, был создан. Ребята охотно согласились заниматься танцами.

Вот как вспоминает об этом один из первых танцоров «Кодрянки» Сергей Лацановский, ныне президент кишиневской Биржи недвижимости «Лара», не раз признаваемый в нашей столице «Бизнесменом года»:

«Тогда я учился в шестом классе. До этого занимался разными видами спорта. Но дальше нескольких тренировок дело не шло. Видимо, тренеры относились к своим обязанностям довольно халатно и не умели по- настоящему увлечь ребят. А тут у нас однажды появился студент из Политехнического института. Его звали Петр Гозун. Он предложил организовать в нашей школе кружок бальных и народных танцев. Его горячо поддержала директор школы Тамара Васильевна Гирник. Записался в этот кружок, который получил название «Кодрянка», и я. Тогда бальные танцы еще не считались спортом, и тренировки у нас назывались репетициями. Сначала мы танцевали по два раза в неделю. Но потом дошло до пяти раз. Гозун оказался фанатиком своего вида спорта в хорошем смысле этого слова.

В это время в Кишиневе было несколько подобных кружков. Там работали более опытные тренеры, чем Петр. Ведь он был ненамного старше нас. Но мы быстро вышли в лидеры. И стали побеждать не только на городских конкурсах, как тогда назывались наши соревнования, но и на всесоюзных.

Особенно запомнился первый успех в Евпатории. Сейчас, когда я узнаю о новых и новых победах «Кодрянки», о золотых медалях, которые танцоры клуба выигрывают на чемпионатах мира и Европы и других престижных турнирах, я думаю о том, что Петр Гордеевич не в чем не изменился.

По-прежнему он окружает себя такими спортсменами, которые видят смысл жизни в занятиях танцами. И потому оказываются способными выдерживать большие нагрузки, оказываются достойными своего тренера – такими же преданными любимому делу, такими же увлеченными идеей побеждать».

 

Директор, действительно, очень хотела, что бы ее ученики, среди которых, как я уже сказал выше, было немало трудных подростков, занялись танцами. Мне было предложено познакомиться с условиями работы. Она показала мне актовый зал, который имел удобный отдельный вход с улицы. Ведь я не должен был при этом зависеть от капризов вахтера - откроет, не откроет, так как в занятиях была важна дисциплина, обеспечивающая их регулярность. Попросил я и о том, чтобы магнитофон, а это была громоздкая ленточная «Комета» с большими круглыми бобинами, вес которой составлял 12 килограммов, хранился в школе. Мне выделили специальную комнату на втором этаже. И не прошло и нескольких дней, как я приступил к занятиям.

Первый итог их был подведен уже вскоре - 31 мая на празднике последнего звонка. Мы подготовили шесть танцев, из которых четыре были массовыми. В них были задействованы ученики 6-9 классов. Особенно всем понравился романтический, греческий танец сиртаки. Выступали и отдельные пары. Сейчас, когда «Кодрянка» специализируется только в танцевальном спорте, многие спрашивают, почему наш коллектив так называется.

Именно потому, что, как и в ансамбле «Тинереце», в нашем коллективе культивировались не только бальные танцы, уже тогда имевшие спортивную, состязательную составляющую, но и народные, которые полностью оправдывали наше предназначение как кружка художественной самодеятельности. Лето это выдалось для меня очень интересным. В очередной раз в качестве танцора я выехал за рубеж. Не с «Кодрянкой» пока еще, а со своей студенческой командой. Для этого мне даже срок пребывания на сборах от военной кафедры «скостили». Вместо двух месяцев прослужил я в курсантах на учебном полигоне только один.

Первый мой танцевальный маршрут лежал в Югославию. Это была своеобразная тогда страна, сочетавшая в себе черты социализма и буржуазного, капиталистического, как тогда писали, а попросту говоря, западного образа жизни. И отношение к танцевальному спорту было соответствующим.

Сейчас, когда эта страна распалась на несколько независимых государств, танцы в них чувствуют себя по-разному. И если самые крупные республики – Сербия и Хорватия - пока не столь заметны в танцевальном спорте, то маленькая Словения, по своим масштабам сопоставимая с нашей Молдовой, имеет сильные пары.

Но мы тогда выступали в столице Македонии – городе Скопье. Там проходил фестиваль, посвященный 10-летию начала ликвидации последствий разрушительного землетрясения, одного из самых страшных в Европе. Наше выступление прошло успешно.

В сентябре я продолжил работать в танцевальной секции средней школы №36 по двум направлениям - народные танцы и танцы бальные.

Есть черта, которая объединяет почти всех, кто когда-либо танцевал в «Кодрянке», оставив при этом яркий след в ее истории.

Это ощущение уверенности в жизни, рожденное успешной самореализацией в ней. Кто-то навсегда связал ее с танцевальным спортом, для них он стал профессией, кто-то нашел себя в чем-то другом. Но все они по-своему счастливы, самодостаточны, востребованы. И все осознают, что обязаны этому как самим танцам, которые принесли им физическое совершенство и подарили значительный духовный потенциал, так и коллективу «Кодрянки».

Среди них и Леонид Покотя, который входил в самый первый состав клуба, достиг в нем значительных успехов. Вот как он сам рассказывает о том периоде своей жизни:

- Уже в семь лет мама привела меня в кружок народных танцев во Дворце пионеров, которым руководила знаменитая в последствии Роза Лысая. Это кружок затем был преобразован в ансамбль «Миорица», который успешно гастролировал за рубежом. В нем я тоже танцевал. Занимался и в коллективе при тракторном заводе. Получил представление и о бальных танцах. Я был не по годам развит физически, очень пластичен и музыкален. Так что танцы мне очень нравились и хорошо у меня получались. И к приходу в нашу школу №36 Петра Гордеевича Гозуна в качестве руководителя танцевального кружка, который затем стал клубом «Кодрянка», я был вполне готов и записался в «Кодрянку» в числе первых. Занятия в «Кодрянке» сразу захватили меня. И увлекли не только собственно танцами.

Петр Гордеевич со своим студенческим коллективом «Тинереце» к тому времени не раз побывал за границей, что в те годы было редкостью. Великолепный рассказчик он часами после тренировки мог делиться с нами своими жизненными наблюдениями, связанными с путешествиями и выступлениями за рубежом.

И мы понимали, что танцы открывают перед нами большие возможности. И затем они реализовались.

«Кодрянка» тогда так далеко еще не выезжала. Но в нашем распоряжении, если можно так выразиться, была тогда огромная многонациональная страна – Советский Союз. И поездки по ее республикам врезались в память.

Самая первая – выезд на турнир в крымский курортный город Евпатория. Но произвели главные впечатления на нас не море, не красивая природа, а сами танцы в исполнении прибалтийских пар. Это был совсем другой уровень танцевания, пока еще не доступный нам и нашим многочисленным тогда соперникам в Кишиневе. Мы стали прилежными учениками. Особенно много нам давали сборы в Карпатах. Скоро мы сумели составить достойную конкуренцию нашим друзьям из Литвы, Латвии, Эстонии.

Потом были интересные поездки в Кременчуг, в Ростов-на-Дону. Помнится, в этой поездке на юг России едва не отстал от поезда. Сейчас в зрелые годы каждый такой эпизод юности окутан романтическим флером, воспринимается с долей ностальгии. Память человеческая к тому же несовершенна: многие годы уже выглядят, как белые пятна, у меня и у моих друзей. Хорошо, что когда встречаемся, то напоминаем что-то друг другу, вновь вызываем к жизни те замечательные дни.

 

«Кодрянка» всегда была коллективом единомышленников, который мог поставить себе высокие цели, который двигался затем к ним без боязни и лени. Это придавало уверенности в жизни. И украшали ее сами танцы: и латиноамериканские, и европейские. Мы испытывали серьезную конкуренцию и в Кишиневе, где, как я уже говорил ранее, было много сильных коллективов и, разумеется, на всесоюзной арене. Это придавало особу сладость нашим победам.

Дома мы скоро оказались на голову выше всех остальных. Этому способствовало и то, что мы стали составной частью самодеятельного коллектива завода «Счетмаш», которым руководил к тому времени Петр Гордеевич Гозун. И «Кодрянка», кроме обретенного на тренировках спортивного мастерства, еще получила и красивые костюмы.

Моей первой партнершей была Люба Андреева. Красивая, грациозная девушка, которая чувствовала каждый танец, умела экспериментировать, вместе со мной создавать запоминающиеся образы. Она училась в нашей школе, ее дом тоже был по соседству. Средняя школа № 36 была маленькой, не то, что нынешние лицеи. И вскоре ее закрыли, наш выпуск был последним. Сейчас Люба живет в Германии. После школы я пошел работать на «Счетмаш», а там подоспела и служба в армии. Тренировки именно в спортивных танцах пришлось прекратить. Зато состоялось другое не менее ценное для меня продолжение танцевальной деятельности. Тогда мне была свойственна русская удаль в ансамбле народного танца Западносибирского военного округа. Мы репетировали вместе с танцевальной группой Омского хора.Наш ансамбль объехал с концертами всю Сибирь и Дальний Восток. На репетициях преобладала воинская дисциплина. Словом, это была хорошая танцевальная и жизненная школа.

После армии я вернулся в «Кодрянку». У меня появилась новая партнерша. Это была Ирина. Вот видите, к вопросу о памяти, сейчас могу назвать ее фамилию только по мужу. Свое счастье Ирина нашла в «Кодрянке». Ее супругом стал Сергей Брынзарь. Вместе с Ириной мы перешли в престижный класс «С», это был спортивный разряд, который говорил уже о международном уровне нашего танцевания. Занимался я в «Кодрянка» до 1982 года, до рождения моей дочери. Мы тренировались в средней школе №2 в великолепном зале, оборудованном, во многом, собственными руками. Сейчас это учебное заведение называется лицей имени А. С. Пушкина. И танцоры «Кодрянки» продолжают здесь готовиться к ответственным стартам. И часто именно отсюда они уезжают за громкими победами на зарубежном паркете.

То, что сегодня «Кодрянка» – это флагман молдавского спорта, вдохновляет меня и ныне.

Годы в «Кодрянка» – это мой первый шаг к успеху в жизни. И здесь я должен высказать свою благодарность моим наставникам. И Петр Гордеевич, и Светлана Валентиновна в трудные годы перестройки не изменили своему любимому делу и с его помощью добились в жизни и уважения в обществе, и благосостояния.

Сегодня Гозун не только президент «Кодрянки» и Федерации танцевального спорта Молдовы, но и человек, обретший опыт видного государственного деятеля – в недавнем прошлом заместитель председателя одной из постоянных комиссий Парламента Молдовы, его роль весьма заметна и в руководстве WDSF, и в качестве международного арбитра.

Его супруга тоже и выдающийся тренер, воспитатель чемпионов мира и Европы, и судья, включаемая в бригады, обслуживающие самые престижные турниры. Они – орденоносцы.

Так поступил по их примеру и я – на фоне всех трудностей и борьбы за выживание продолжал заниматься тем, что у меня получается, и что я люблю, - музыкой. И тем сумел обеспечить достойную жизнь своей семье. Сейчас я работаю DJ в одном из кишиневских баров. Конечно, поддерживаю дружеские отношения со своими бывшими партнерами по клубу. Среди тех, с кем чаще всего встречаюсь Андрей Грузин, мой своеобразный коллега, так как он – звукооператор, подбирающий мелодии для всех соревнований, проводимых “Кодрянкой”, Александр Манталуца, Сергей Брынзарь. Из тех лет, когда мне посчастливилось танцевать в “Кодрянке” я вынес такие жизненные девизы: “Если не я, то кто же?”, “Шагай по жизни прямо!” Вот так стараюсь идти прямо по жизни, радуясь успехам детей, внуков, друзей.

Вот такие воспоминания одного из самых моих любимых учеников первого поколения Леонида Покотя.

В сентябре состоялся первый выезд «Кодрянки». Нас пригласили в село Сесены. Мне довелось подготовить ребят к этому выступлению, но в самой поездке я не участвовал, так как вместе с ансамблем «Тинереце» поехал для показательных выступлений в братскую, как тогда говорили, Польшу.

Эта страна также замечательна своими танцевальными традициями. Народные танцы поляков – краковяк, полонез и другие – это подлинные жемчужины танцевальной культуры. Спортсмены Польши сейчас постоянно составляют танцорам «Кодрянки» серьезную конкуренцию во многих номинациях танцевального спорта. Мы – частые гости на многочисленных турнирах в этой стране.

Примечательно, что в 1989 году именно в Польшу состоялся первый европейский выезд «Кодрянки». В ходе него мы окончательно состоялись, как коллектив, и с уже большой уверенностью смотрели вперед. Ребята были очень довольны, как их принимали в Сесенах.

А у меня по возвращении домой из поездки с «Тинереце» произошел, как теперь воспринимается, трагикомический эпизод. Но тогда мне было не до смеха. Ведь я обнаружил, что мои вещи, в частности, пара новых брюк, были украдены из комнаты в общежитии завода «Счетмаш». Перед самой поездкой я был распределен на это предприятие инженером- конструктором электронной аппаратуры. Об этом узнала Тамара Васильевна Гирник и предложила мне квартиру сторожа при школе. Там был даже телефон. Это было очень удобно для руководства «Кодрянкой»: занятия стали ежедневными. Уже как новоиспеченный инженер, я сумел раздобыть на заводе новую современную звуковую аппаратуру. Это дало также замечательный импульс нашим занятиям.

Но главное событие той поры – это приход в наш коллектив из секции художественной гимнастики шестнадцатилетней Светланы Стратан. Именно с этой красивой, хрупкой, такой пластичной девушкой в дальнейшем связано почти все, что ассоциируется со спортивным клубом «Кодрянка».

Объявление о наборе

Заслуженный коллектив Республики Молдова
Многократный Чемпион Мира  и Европы  по спортивным  танцам


Танцевально-Спортивный  Клуб

“ КОДРЯНКА”

проводит  набор  танцоров   в  группы спортивных танцев и группы современных танцев  по  возрастам:

5–7 лет,   8–14 лет ,   15– 20 лет,  старше 20 лет

Занятия  проводятся  в  Центре  и  на  Ботанике .

 

Запись проводится ежедневно с 27 августа по 5 сентября с 17.00 до 19.00


По адресу : ул. И. Крянгэ, 1/2  за Педагогическим Университетом

 

Справки  по  тел.:

22 97 35,   22 97 37,  24 13 10